Южноуральск интернет-портал

Главная Новости Уральского ФО Второй пилот пропавшего Ан-2: Вряд ли что-то там случилось из-за ошибки пилота, он ас

Второй пилот пропавшего Ан-2: Вряд ли что-то там случилось из-за ошибки пилота, он ас

E-mail Печать PDF

Второй пилот пропавшего Ан-2 дал интервью. Об этом сообщает газета "Глобус" .

Департамент лесного хозяйства Свердловской области провел конкурс на выполнение мониторинга лесных пожаров с применением воздушных судов. Конкурс выиграла компания летчика-инструктора Олега Золина ООО "АВИА-ЗОВ". У Олега был один свой самолет Ан-2, а еще три таких же он взял в аренду. И подобрал на них экипажи.

Так на посадочной площадке в Серове 17 мая оказался Ан-2 бело-синей раскраски с бортовым номером 40312. Экипаж: командир воздушного судна (КВС) Хатип Кашапов, второй пилот – Валерий и авиатехник Сагндык Таубеков. Прибыли из Оренбурга, где приписаны к ФГУП "Международный аэропорт "Оренбург". Когда поступило предложение из Магнитогорска, где зарегистрирована компания Золина, экипаж был в отпуске без содержания.

Одновременно с Кашаповым на Урал прибыли еще два экипажа с командирами Шамилем Исмагиловым из Казани и Владимиром Зиберовым. Базировались на аэродроме в Сосьве, в качестве вспомогательной использовали площадку в Серове.

11 июня облет отменили, так как накануне прошли дожди, и вероятность возгорания была минимальной. 11 июня самолет Ан-2 из Серова, пилотируемый Хатипом Кашаповым, примерно в 10 вечера взлетел в воздух не уведомив службы слежения на земле (в аэропорту "Кольцово"). Обратно на авиаплощадку Серова он не вернулся.

На следующий день, с утра, его начали искать другие экипажи: до глубокой ночи, сменяя друг друга, они летали на Ан-2 Олега Золина.

Позже участвовали в поиске пропавшего борта вплоть до 19 июня, дня, когда у компании Золина был отозван сертификат эксплуатанта. Рассказ второго пилота даст ответы на некоторые вопросы.

– Валерий, что же случилось с пропавшим самолетом?

– Я сам весь в догадках теряюсь. Я в тот день ехал из Оренбурга, откуда гнал свою машину. Хатип звонил мне часа за полтора до вылета. О том, что собирается лететь – ни слова. Да и не собирались они лететь. Они меня ждали. Мы еще обсудили, что на ужин они готовят, истопят ли баню. Потом, возможно, он мне позже еще звонил, но я не был в зоне досягаемости.

– Вы видели, сколько человек поднялось на борт?

– Нет. Кто там был, сколько народу, куда полетели – неизвестно. Когда я подъехал к шлагбауму, он был закрыт. Слышу – двигатель у самолета работает. Вышел из машины. Стал набирать Хатипа, хотел узнать, в чем дело. Он не ответил на мой звонок. И когда я подошел к аэропорту, самолет на моих глазах оторвался от земли.– Для вас это стало неожиданностью?

– Полной… Видел только, как он скрылся за опушкой. Я подумал, куда полетели так неожиданно? Без меня. Никогда такого не было. К тому же я ведь был рядом, уже на подъезде. У нас по плану был ужин, а вовсе не полет.

– Кто был на площадке?

– По полю шел техник Сагндык. У шлагбаума мне попались две пары – парни и девушки. Шли ли они от самолета или, как я, даже не успели подойти к нему поближе – не знаю. Пары сели в розовую машину и уехали.

– Что было дальше?

– Ну что – стали ждать наш самолет. Погода была ясная. Мы ждали до позднего вечера, потом, видя, что никого нет, что самолет не вернулся, подняли тревогу, сообщили Золину. Костры на площадке жгли всю ночь, чтобы обеспечить ему посадку в ночное время. Даже в сумерки посадку можно было совершить. Тем более с его опытом.

– Валерий, до вылета в этот день выпивал Кашапов?

– Ничего такого я не видел. Говорю же – ужин готовили, меня ждали. Я несколько дней отсутствовал, уезжал за своей машиной.

– Мог ли он пьяным сесть за штурвал?

– Не знаю. Не садился он пьяный за штурвал. При мне, по крайней мере. Я с ним 2 года летал. Как к летчику у меня к нему претензий не было. У него 8000 часов безаварийного налета, знак за безаварийность.

– Валерий, он рискованным пилотом был? Чего стоят только его кульбиты над Киселевским водохранилищем!

– Он зря не рисковал. А то, что он низко летал над водой – для него нормально. Он много лет распылял химию над посевами, летал порой на высоте 5 метров. Так что малые высоты ему не страшны, это его рабочая высота, на которой он летал тогда.

– Хорошо ли вы знали местность?

– Местность мы изучали, но до конца не знали. Но на борту ведь были люди, которые ее неплохо знали. Если с детства здесь ходишь – округу знаешь.

– Знали ли вы о военных объектах у Кытлыма?

– Да, конечно. Мы знали, что там запретная зона, и что мы не имеем право заходить в нее. Мы не раз летали по маршруту, но с военными там не пересекались. И вообще никак не соприкасались.

– Мог ли пилот допустить ошибку?

– Вряд ли что-то там случилось из-за ошибки пилота. Он ас в своем деле. Что там могло произойти – не знаю. Ситуацией не владею. Догадки строить на пустом месте не хотелось бы.

– Вы летали на автомобильно бензине. Не подводило вас топливо?

– Спокойно мы летали на нем. С 17 мая с самолета в Серове мониторили пожары.

– А раньше совершали прогулочные полеты?

– При мне никаких вылетов с целью прогулки не было. Потом я уехал.

– Мог ли Хатип полететь из-за денег?

– Не знаю. Даже если мы не летаем, а сидим на земле, нам же все равно платят.

– Вы потом участвовали в поисках?

– Да, конечно. И с Шамилем, и с Золиным летали. Сначала по маршруту, потом по квадратам. Проверяли все возможные варианты. Если б они аварийную радиостанцию включили, то сигнал бы пришел. Один спутник, но засек бы.

– А навигатор Хатип не взял с собой?

– Навигатора в самолете не было. Все осталось тут, на земле. И карты тоже.

– Для пассажиров в вашем самолете есть посадочные места?

– Там лавочки и можно пристегнуться пассажирам. Все оборудовано, есть специальные ремни. Пассажиров не возили, но было оборудовано все.

– Валерий, а у вас есть версия – почему полетел Кашапов, куда мог полететь?

– Если б я знал хоть что-то, неужели бы я молчал. Я с ним летал постоянно два года. Я не знаю, что там было. Представляете, я приезжаю, и самолет взлетает. Может под давлением он пошел на это, может по собственной воле, может по просьбе – я не знаю. И я так же, как вы, стал по крохам собирать информацию. Не в курсе дела был – куда они направились. Их, получается, видели во всех сторонах. Если бы я знал… Мы с ним спали на соседних кроватях, так сказать, жили вместе. Скрывать мне что-то – бессмысленно. Я сам заинтересован его найти!