Южноуральск интернет-портал

Главная Новости Уральского ФО Инцидента с Ан-2 могло не быть, если бы региональные власти поддержали малую авиацию

Инцидента с Ан-2 могло не быть, если бы региональные власти поддержали малую авиацию

E-mail Печать PDF

После "исторического" вылета Ан-2 конкурсный управляющий "Второго Свердловского авиапредприятия" Дмитрий Лазарев решил закрыть все посадочные площадки, однако подобная мера не поможет предотвратить похожие ЧП в дальнейшем. Почему, он рассказал в интервью "Уралинформбюро" .

Как информировал ранее "REGIONS.RU" ,11 июня около 20.00 (мск) с аэродрома Серова совершил несанкционированный взлет "Ан-2". По версии следствия, на борту судна находились командир судна Хатип Кашапов, 67-летний сторож посадочной площадки Юрий Соболев, 30-летний охранник ЗАО "Уфалей-никель" Антон Сафонов, начальник Серовской ГИБДД Дмитрий Ушаков, инспекторы Серовского ГИБДД - брат его жены 31-летний Иван Чикишев, двоюродный брат жены 25-летний Евгений Тренихин, инспектор РЭП 24-летний Максим Маевский. Всего 13 человек. Возбуждено уголовное дело по статье УК РФ "нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшие по неосторожности смерть более двух лиц".

В качестве основных следствие рассматривает 4 версии: техническая неисправность, нарушение пилотом правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, угон воздушного судна и плохие метеоусловия. По одной из версий, командир привел на работу своих друзей. Компания решила отправиться на самолете в баню или на рыбалку в отдаленный поселок. Сторож Юрий Соболев сел в самолет в домашних тапочках и без верхней одежды, оставив сотовый телефон. Без телефона улетел и пилот Хатип Кашапов. В топливных баках самолета находилось около 700 литров горючего. Его хватило бы примерно на 4 часа полёта.

"Кукурузник" принадлежит челябинской компании "Авиа-Зов" и был задействован в мониторинге лесных пожаров на севере области. За просчеты в воспитании личного состава будет наказан начальник УГИБДД по Свердловской области Юрий Дёмин. Руководитель среднеуральского полицейского главка Михаил Бородин принял решение объявить полковнику о неполном служебном соответствии. И. о. начальника серовского ОВД полковник полиции Борис Ленючев освобожден от занимаемой должности. Руководитель Серовского ОВД полковник полиции Сергей Цилинский также лишится поста после выхода из отпуска.

Как рассказал один из жителей Серова, на "Ан-2" улетели пять его знакомых: Юлия Сафонова с мужем Антоном, Денис Баранов, Иван Чекишев и Евгений Тренихин. По его словам, все они "люди адекватные". Сафонов и Тренихин, сотрудник Серовской ГРЭС, 12 июня должны были выйти на смену. Есть информация, что Тренихин звонил своей девушке из самолета или перед самым путешествием, пообещав, что "сделает один круг и вернется". По словам знакомого семьи Сафоновых Николая Рузанова, Юлия и Антон поехали к аэродрому запускать воздушного змея. В полет отправились две компании: одна с Сафоновыми, вторая с представителями ГИБДД.

На пресс-конференции начальник ГУ МЧС по Свердловской области Андрей Заленский подтвердил, что полет был коммерческим. По его словам, "Ан-2" за деньги катал пассажиров, хотя эксплуатант воздушного судна не имел права оказывать такие услуги.

Аннулирован сертификат ООО "Авиа-Зов" на выполнение авиационных работ. Как рассказали "Уралинформбюро" в Уральском межрегиональном территориальном управлении Росавиации, соответствующее решение было принято 25 июня. "Причиной стало нарушение воздушного законодательства в части обеспечения требований безопасности полетов и авиационной безопасности", - сказал представитель ведомства, уточнив, что они были выявлены в ходе инспекционной проверки. В частности, "Авиа-Зовом" не соблюдались правила подготовки к вылету воздушного судна и организации его охраны.

"Кукурузник" арендован южноуральцами у ФГУП "Международный аэропорт "Оренбург", где был официально трудоустроен и весь экипаж. Командир Ан-2, второй пилот и авиатехник сотрудничали с "Авиа-Зовом" по гражданскому договору, находясь в отпуске без содержания по основному месту работы. Не исключено, что именно проблемы с занятостью могли толкнуть экипаж на выполнение несанкционированных коммерческих полетов.

13,6 миллиона рублей было выделено из регионального резервного фонда с начала операции. Как рассказали в департаменте информполитики губернатора, распорядителем средств назначен областной департамент общественной безопасности.Вчера, 3 июля, состоялась пресс-конференция, на которой выступили руководитель поисково-спасательной операции в Уральской зоне авиационно-космического поиска и спасания Александр Шулепов, начальник Главного управления МЧС России по Свердловской области Андрей Заленский и начальник управления организации авиационно-космического поиска и спасания Росавиации Сергей Прусов.

Александр Шулепов обратил внимание журналистов на то, что говорить о прекращении поисковой операции преждевременно. Александр Шулепов заявил, что принято решение с 4 июля продолжить дальнейший поиск Ан-2 ограниченным составом авиационных поисково-спасательных сил в 7 бортов: тремя вертолетам Ми-8 со спасательной парашютно-десантной группой, вертолет Во-105, вертолет Ми-8 Уральского регионального центра МЧС России и самолеты Ас-350 и Ан-2.

На брифинге Сергей Прусов отметил беспрецедентность проводимой поисково-спасательной операции: количество часов налета за период проведения поисков в 4 раза превосходит годовой налет за 2011 год.Александр Шулепов рассказал, что Ан-2 совершил несанкционированный взлет с неполным экипажем, без второго пилота, без подготовки воздушного судна к полету, без полетной карты, навигатора. Автоматическим радиомаяком экипаж не воспользовался.

Наземная группировка продолжит поиски. Это решение правительства Свердловской области и Уральского регионального центра МЧС России озвучил начальник Главного управления МЧС России по Свердловской области Андрей Заленский. "Спасатели службы спасения Свердловской области и Уральского поисково-спасательного центра МЧС России будут работать до последнего. Продолжает оказывать нам помощь почти сотня спасателей из соседних областей - Курган, ХМАО, Челябинск, Тюмень", – отметил Андрей Заленский.Как передает "Уралинформбюро", делать прогноз относительно продолжительности операции Александр Шулепов посчитал преждевременным. Он отметил: "В соответствии со статьей 94 Воздушного кодекса РФ должны быть приняты все меры для поиска потерпевшего бедствие воздушного судна. На данном этапе у нас есть еще определенные замыслы, которые мы реализуем". В планах авиации - еще раз осмотреть восточный склон Уральского хребта.

"Сегодня мы привлекаем 200 профессиональных спасателей, которые работают в других регионах. Естественно, в этих областях в них есть своя нужда: время сейчас тяжелое - время лесных пожаров, гибели на воде. В этом плане многое будет зависеть от воли самих субъектов УрФО", - отметил начальник ГУ МЧС по Свердловской области Андрей Заленский.

Как уточняет "Уралинформбюро", пилот из Орска оставил на земле свой портфель с картами, а на столе обнаружили открытые бутылки со спиртным. Виновником такого бардака косвенно стали региональные власти, которые не сдержали обещание поддержать малую авиацию. А ведь в конце прошлого года они намеревались направить 200 миллионов рублей на ее "реанимацию".

- Дмитрий Вениаминович, на сайте Росавиации размещен Ваш приказ о закрытии для выполнения полетов и базирования воздушных судов всех посадочных площадок "Второго Свердловского авиапредприятия". Связано ли это с пропажей Ан-2? Документ появился после его исчезновения…

- По сути, все эти площадки были закрыты еще весной. С 12 апреля у ОАО "Второе Свердловское авиапредприятие" приостановлено действие сертификата по авиационной безопасности. В связи с этим автоматически с 14 апреля было "заморожено" и действие разрешительного документа на аэропортовую деятельность. (Мы его уже сдали - он лежит в нашем отделении Росавиации и по истечению трехмесячного срока с момента приостановки будет аннулирован). После этого служба авиационной безопасности была переименована в службу охраны. Все начальники площадок были уведомлены о том, что в их должностные обязанности входит только охрана недвижимого имущества, то есть зданий и сооружений, находящихся на вверенной им территории.

- Почему при этом полеты все еще выполняются, хотя бы в рамках поисков того же "кукурузника"?

- Федеральные авиационные правила (ФАП) допускают возможность выполнения полетов и базирования воздушных судов на несертифицированных площадках, где нет службы авиабезопасности. Поскольку оставить северо-восток Свердловской области без авиасообщения нет возможности, их использование с Росавиацией согласовали авиакомпания "ЮТэйр", Курганский и Тагильский филиалы РОСТО, МЧС, Центр медицины катастроф и печально известный "Авиа-Зов".

Но при этом в ФАП четко прописано, что ответственность за охрану воздушного судна, медосмотр членов экипажа и заправку топливом в таких случаях несет лично командир экипажа. После случая с Ан-2 приказ о закрытии площадок выпущен только с одной целью - еще раз всем сказать: ОАО "Второе Свердловское авиапредприятие" не несет никакой ответственности за авиационную деятельность и занимается только охраной принадлежащего ему имущества. Этим документом мы еще раз говорим Росавиации: если вы даете разрешение на базирование, то потом к нам не ходите и не говорите, почему там что-то случилось.

- То есть де-факто этот приказ ничего не меняет? Полеты будут выполняться как и прежде?

- Да, это просто страховка на случай, если в Свердловской области, не дай Бог, еще что-нибудь такое произойдет.

- Остались ли у предприятия возможности для слежения за воздушными судами на севере региона? Если да, то почему они не помогли засечь пропавший "кукурузник"?

- В мае мы закрыли еще две службы. Речь идет о базе эксплуатации радиотехнического оборудования и связи (ЭРТОС) - это локаторы и наземные станции слежения по нижним горизонтам, которые были у нас в Сосьве и на Уктусе. Вторая - служба движения, то есть диспетчерская. Мы их закрыли сами. Во-первых, не было смысла их содержать, во-вторых, при помощи того оборудования, которое есть в распоряжении "Второго Свердловского авиапредприятия", как мы считаем, сложно обеспечивать безопасность. До мая мы отвечали за безопасность полетов в нижних эшелонах. А когда в Сосьве работал пункт - в радиусе 80 километров была прямая связь с посадочной площадкой. Сейчас самолеты, идущие на низких эшелонах, могут связываться с землей только через высоколетящие воздушные суда.

- То есть фактически без ваших локаторов и службы организации движения они могут обходиться?

- По сути, да. Но в такой ситуации сложнее совершать посадку, поскольку на нее воздушные суда никто не заводит. Сейчас совершать рейсы на севере области можно только по правилам визуальных полетов. Поэтому в темное и даже в сумеречное время подниматься в небо там запрещено.

- Значит, сейчас "Второе Свердловское авиапредприятие" со всеми его аэродромными площадками - просто "мертвый груз"?

- Да, службу топливообеспечения мы закрыли осенью прошлого года. "Второе Свердловское авиапредприятие" признано банкротом еще в 2010 году, полным ходом идет конкурсное производство - распродажа имущества. Два аукциона состоялись, на них с молотка ушли гараж в екатеринбургском микрорайоне Ботаника и несколько авиадвигателей.

- А как же аэродромный комплекс?

- Он разбит на несколько лотов. Один из них объединяет аэропорт Уктус, а также площадки в Ивделе, Серове и Сосьве. Поскольку его никто не купил в результате двух аукционов, 18 июня он был выставлен на продажу путем публичного предложения за 90% первоначальной - рыночной стоимости - 350 миллионов рублей, и каждые 15 дней цена автоматически будет снижаться на 10%, пока не найдется покупатель. Так будет продолжаться до тех пор, пока стоимость не опустится до 10% от рыночной. Остальные посадочные площадки, которые являются имуществом "Второго Свердловского авиапредприятия", будут продаваться по отдельности.

- В прошлом году областные власти заявляли, что купят имущество аэропорта. Для этого в бюджете даже было предусмотрено 200 миллионов рублей - власти ждут, пока цена опустится до этого предела?

- Область должна была направить эту сумму на приобретение контрольного пакета нового ОАО "Аэропорт "Уктус", которое создано ООО "УГМК-Холдинг". И уже само ОАО "Аэропорт "Уктус" должно было выкупить имущество "Второго Свердловского авиапредприятия". Речь идет о лоте, который объединяет аэропорт Уктус и посадочные площадки в Ивделе, Серове и Сосьве.

- Оговаривались ли сроки, в течение которых деньги должны поступить в уставный капитал нового ОАО?

- Насколько мне известно, речь шла о 1 июля 2012 года, еще два месяца будет действительна допэмиссия. УГМК свои обязательства в рамках соглашения, подписанного еще при губернаторе Александре Мишарине, выполнила. Уже готова допэмиссия - остается только области ее выкупить.

Два года ставим перед региональными властями вопрос - если нужна малая авиация, то хоть что-то делайте, потому что самому "Второму Свердловскому авиапредприятию" было невозможно выжить. Между тем, продолжай оно работать в нормальном режиме, таких инцидентов, как с Ан-2, не возникало бы. Пока у предприятия были свои пилоты, которые летали в свои аэропорты, никто никого не подставлял. А тут прилетел на работу в Свердловскую область оренбургский экипаж по договору с Курганским РОСТО под флагом челябинской авиакомпании… Наверное, Росавиации надо было тщательнее следить за деятельностью такого перевозчика, поскольку она дала добро на его базирование в Серове. Пока мы работали, они чуть ли не каждую неделю какую-то проверку у нас проводили.

- Каковы в итоге перспективы аэропорта Уктус и приписанных к нему посадочных площадок, на Ваш взгляд?

- Перспективы - туманные. Вообще я не хочу комментировать этот вопрос.

Фото - с сайта "Уралинформбюро" . Сюжеты:Авиатранспорт: безопасность полетов, терроризм, инциденты